Ювенальная юстиция против детей

четверг, 31 января, 2013 - 10:39

Координатор федеральной программы МГЕР "Я - доброволец"

У ювенальной юстиции, о которой в последнее время много говорят, есть как бескомпромиссные сторонники, так и непримиримые противники. Первые аргументируют свою точку зрения тем, какая устрашающая ситуация сложилась в российских семьях и насколько важно защитить детей от злоупотреблений со стороны взрослых. Вторые воспринимают ювенальную юстицию как некую ужасную технологию, задача которой – отобрать детей у родителей.

«Государство» в государстве

В широком смысле под ювенальной юстицией (ЮЮ) понимают целую систему, которая непосредственно реализует политику в области детства. Хотелось бы сказать «политику государства», но, увы, это не всегда так. В качестве примера легче всего привести скандинавские (финскую, норвежскую) системы ЮЮ, которые, судя по растерянным комментариям политиков этих стран, в случаях, если какие-то неприятные инциденты выходят наружу,  реализуют не государственную, а какую-то свою политику в области детства. Я много общалась с представительницами движения «Русские матери», которые занимаются защитой прав россиянок, пострадавших за рубежом от нарушения своих прав ювенальными органами, – могу честно сказать, в этих странах ювенальные органы (в первую очередь службы опеки и попечительства) являются фактически государствами в государстве. В которых произошла крайне любопытная подмена: от необходимости рассматривать реальные преступления, которые совершают несовершеннолетние, в особом порядке – к рассмотрению потенциальных преступлений, которые могут совершить по отношению к несовершеннолетнему.

В целом под ЮЮ «в широком смысле» понимают совокупность органов, которые декларируют своей целью «защиту детства». Ребенок понимается как некий объект, по отношению к которому постоянно стремятся совершить нечто плохое. Эта система (с вариациями) широко распространена в западных странах. Ее особенность – принцип презумпции виновности в отношении любого взрослого человека, что вполне логично: от кого еще защищать детей, как не от взрослых. Другое дело, что не ставится вопрос: необходима ли такая защита ребенку? Тем более что наибольшую опасность для ребенка – в логике сторонников ЮЮ – представляют взрослые, с которыми ребенок чаще всего общается. А для маленького ребенка это, понятно, его родная семья. И логическая цепочка очень проста.

Ребенок – священный объект, он маленький и слабый, взрослые – большие и сильные, они могут обидеть ребенка (и делают это). Чтобы обидеть ребенка, нужно вступить с ним в контакт. Чаще всего в контакт с ребенком вступают члены его семьи. Необходимо извлечь ребенка из родной семьи и отдать специально отобранным взрослым, которые бы его не обижали.

То, что, по статистике (которую любой желающий может получить в специализированных органах), преступления против детей совершаются членами их семей лишь в 10% случаев максимум, сторонников передачи детей в приемные семьи и детские дома как-то не очень волнует...

 

Импорт технологий может довести до беды

Но это бы оставалось страшилками из раздела «их нравы», если бы не настойчивое желание определенных кругов за рубежом (и их группы поддержки в России) внедрить ювенальную систему в нашей стране. Начиналось все вполне себе мило – было принято решение о внедрении системы (пока) только ювенальных судов (т. е. ЮЮ в узком смысле) в нескольких регионах России. То, что существующая судебная практика была вполне достаточна для профилактики и преодоления преступности несовершеннолетних, тоже никого не заинтересовало.

Правда, эксперимент не показал уменьшения противоправных действий, совершаемых несовершеннолетними, но не показал и увеличения их. А значит, ювенальное лобби могло сделать следующий шаг, ссылаясь на «успешность» внедрения ЮЮ в узком смысле. Перейти к «широкому охвату» общества всеми ювенальными технологиями, которые бездумно импортировались из-за рубежа.

Понятно, что просто физическое насилие в отношении детей случается все-таки достаточно редко. Чтобы оправдать существование ювенальной системы (а это немаленькие расходы), потребовалось ввести понятие и об иных формах вреда. Например,  о том, что существуют объективные условия, в которых живет «прогрессивное человечество», и если ребенка не учат жить в этих условиях, ему причиняют непоправимый вред. Звучит, казалось бы, очень правильно. Но если задуматься о том, что, по мысли идеологов либерального общества, к таким условиям относится и то, что однополые семьи «нормальны»... возникают вопросы. Ведь если так,  то неправильно воспитывать ребенка с ориентацией на традиционную модель семьи (если родители, например, христиане). А если неправильно, то ребенка надо изъять и поместить (для лучшего усвоения принципов толерантности) именно в однополую семью. Вам кажется это странным? А у меня есть живые свидетели подобных случаев (не в России пока, слава Богу).

Сложность, собственно, лишь в одном: дети любят своих родителей. И не хотят, чтобы их забирали неизвестно куда и к кому. Значит, нужно убедить ребенка в том, что он еще маленький и слабый, все хотят его обидеть, а родители – его первые враги. И идет по телевизору реклама, где маленькая девочка без проблем «передает» свой страх (возникший из-за того, что родители ссорились) в «службу приема детских страхов», где добрая тетя кладет его в банку и ставит на полку. А то, что с другой стороны полки стоит чиновник из органов опеки и завтра домой к девочке придут «добрые» женщины, которые заберут ее из этой ужасной семьи... об этом скромно умалчивается.

Какие законы нужны обществу?

В апреле прошлого года родительская общественность остановила наступление ювенальщиков, убедив депутатов Государственной думы (спасибо им за то, что выслушали) не принимать закон о внедрении в России ювенальных технологий. Это было бы победой, если бы не то, что ювенальная система в широком смысле – это комплекс идеологии, законов и органов, эту идеологию и эти законы реализующих. Не получилось все сразу – отлично, сторонники ювенальной системы отреклись от самого наименования, разделили свои идеи на кластеры и проталкивают их по отдельности.

Мы с добровольцами ознакомились с проектом федерального закона № 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства», пообщались с юристами, с общественными организациями и пришли к выводу, что принятие данного закона в его нынешнем виде (!) несет в себе большую опасность для наших детей.

Даже органы опеки и попечительства (которые работают порой с использованием коррупционных схем) нередко не стремятся выполнять свои прямые обязанности (мое мнение не голословно, а опирается на большой личный опыт работы в тесном взаимодействии с этими структурами, на деятельность команды Союза добровольцев России в регионах). После принятия этого закона органы опеки смогут обладать еще большими полномочиями. И под лозунгом «защиты детей» будут забирать их (детей) даже из благополучных семей, которые, в свою очередь, будут готовы отдать все что угодно, лишь бы вернуть своего ребенка.

Я прекрасно понимаю, что данный законопроект касается каждого работающего родителя, который вынужден оставлять своего ребенка с няней, чтобы зарабатывать деньги на жизнь. Такой родитель может попасть под категорию «семья, находящаяся в социально опасном положении», где «родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними», «если родители создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию».

В законопроекте не определено, что следует считать «нормальным воспитанием и развитием» или же «отрицательным влиянием на поведение детей». И таких пунктов, содержащих нечеткие определения, нуждающиеся в раскрытии и закреплении, множество. Ведь именно неопределенность критериев социально опасного положения семей, а также широкие дискреционные полномочия органов опеки и попечительства, позволяющие отобрать ребенка в любой момент практически у любой семьи, создают беспрецедентные условия для коррупции и злоупотреблений должностным положением. В нынешнем виде «законопроект вводит в Российской Федерации ювенальную систему западного образца, против которой выступает большинство граждан России независимо от этнической и религиозной принадлежности, политических взглядов и социального положения», говорят юристы Центра социальных и общественных экспертиз. Кстати, категорически против высказывается и Русская православная церковь, и другие религиозные конфессии.

Вот такая вот вырисовывается картина. А еще и сложившаяся в последнее время обстановка истерии вокруг нескольких законов, принятых ГД и касающихся иных вопросов, вполне благоприятствовала тому, чтобы «под шумок» постараться протолкнуть свои инициативы.

Впрочем, не все потеряно. Если мы сейчас не хотим, чтобы наши дети чуть позже, обидевшись на пустяк, сломали и свою, и нашу жизнь; чтобы не мог чиновник ворваться к нам домой и шантажировать отъемом детей (тут уж бьют по самому больному!); чтобы можно было спокойно хранить и передавать дальше традиционные ценности, сейчас нужно всем вместе сделать все возможное для того, чтобы обратить ювенальные инициативы на благо. И социальный патронат (как помощь семьям), и охрана здоровья – законопроекты по этим двум вопросам в их ювенальной трактовке внесены сейчас в Государственную думу – могут быть непроводниками ювенальной системы, а средством поддержать и укрепить институт российской семьи, способом реально защитить наших детей и нашу страну!

Яна Лантратова, член Совета по правам человека при Президенте РФ, член Координационного совета МГЕР, руководитель проекта «Я – Доброволец»

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 188