Правозащитная оговорка по Фрейду

четверг, 3 июня, 2010 - 17:27

Участник федеральной программы МГЕР «Фабрика
смыслов» (г. Калининград). ЖЖ автора

«Международная
амнистия», она же «Amnesty International» (AI), «попала», и по-крупному. Причём,
вляпалась сия известная правозащитная организация лицом не абы кого, а своего
генерального секретаря Клаудио Кордоне. Русскоязычные СМИ с щепетильной
историей мало знакомы, поэтому, как мне кажется, необходимо заполнить эту брешь.

Кордоне
весь март и апрель находился под пристальным обстрелом зарубежных газет и
интернет-изданий. С тех пор, как появилась
информация
об очень странном для правозащитника высказывании. Глава AI одобрил практику так называемого
оборонительного (защитного) джихада. Дескать, это не расходится с правами
человека. Оборонительный джихад подразумевает борьбу мусульман против неверных
и часто используется исламскими фундаменталистами, например, «Аль-Каидой», в
качестве повода к враждебным действиям. 

Разумеется,
высказывания  Кордоне вызвали как шквал
осуждения со стороны западной прессы и других правозащитников, так и одобрение
про-террористических СМИ, в частности, Кавказ-центра.

Предыстория
такова. В AI назревал внутренний конфликт. Причиной стала неоднозначная реакция
на факт связи AI с Моаззамом Беггом. Моаззам Бегг, ранее британский подданный,
эмигрировал с семьёй в Афганистан после прихода к власти движения Талибан, где
в итоге он был схвачен американцами. Бегг был перемещён в тюрьму Гуантанамо,
где провёл 3 года без официального предъявления обвинений, пока его в итоге не
освободили. Далее Бегг, как это часто в таких случаях бывает,
переквалифицировался в правозащитника и основал организацию «Cageprisoners».
Цель - защита прав узников Гуантанамо. С этой организацией AI и взялась
сотрудничать. Поскольку прошлое Бегга оставалось туманным, равно как остались в
силе подозрения в связах с Талибаном и Аль-Каидой, да ещё и сам он начал
позволять себе неоднозначные фразы, внутри самой AI появилась оппозиция.
Ситуация накалилась после того, как руководство «Амнистии» отстранило
Гиту Сахгал, одну из своих высокопоставленных сотрудниц лондонского отделения,
за критику связей организации с Беггом. Суть критики сводилась к тому, что
«Амнистия» совсем нюх потеряла, коли сотрудничает с такими сомнительными
личностями, чуть ли не с пособниками террористов, а это очень сильно подрывает
репутацию уважаемой организации. Вскоре появилась целая «глобальная
петиция
» в защиту Сахгал, снова критикующая связи AI. После чего уже глава
AI Кордоне 28 февраля выступил с ответным письмом в защиту своего
сотрудничества с Беггом, где и отметился печально известной фразой про
оборонительный джихад, тем самым подставившись под удар. Оппозиционеры,
соответственно, раскритиковали
руководство AI с новой силой, в том числе, и за эту фразу.

Кордоне
попытался оправдаться. В интервью
«Jerusalem Post»  он заявил, что его,
мол, неправильно поняли - он говорил вовсе не о своих взглядах, а пересказывал
взгляды Бегга. Хотя, стоит отметить, наличие таких высказываний у делового
партнёра правозащитной организации уже говорит немало о ней самой. Также ресурс
«The Moderate Voice» решил
выступить
в защиту Кордоне, сказав, что фраза про оборонительный джихад
была вырвана из контекста, и удобно привёл цитируемый абзац целиком. И тоже
подставился. Знакомые с английским могут легко убедиться, что Кордоне написал:
«Сейчас Моаззам Бегг, и другие из его организации Cageprisoners, также имеют
свои собственные взгляды, которые они ясно высказывали, например, касательно
того, необходимо ли вести переговоры с Талибаном, или касательно роли
оборонительного джихада. Противоречат ли такие взгляды правам человека? Наш
ответ - нет, даже если мы можем не
соглашаться с ними - и, действительно, многие из нас, работая над закрытием
тюрьмы Гуантанамо, имеют широкий спектр представлений о религии, светскости,
вооружённой борьбе, мире и переговорах».

То есть, глава «Международной амнистии» сказал
«нет», имея в виду «да»? Тогда это классическая оговорка по Фрейду.
Не буду
спекулировать на тему того, что он действительно имел в виду. Отмечу лишь, что
это не случайный речевой ляп на какой-нибудь конференции, а официальное письмо.

Спор
вокруг «Международной амнистии» вновь поднимает более широкую и больную тему: с
кем должны сотрудничать правозащитные организации и, что особенно важно, чьи
права защищать? Неужели тех, у кого, как минимум, как выразился Клаудио
Кордоне, «широкий спектр представлений»  о вооружённой борьбе и о мире. Не входят ли
сюда террористы, с таким воистину широким спектром?

Увы, у нас
ситуация не лучше. Отечественные
правозащитники тоже нередко позволяют себе всякое. Московская Хельсинкская
Группа, Правозащитный центр «Мемориал», Центр им. А Сахарова, Комитет
антивоенных действий и другие регулярно высказывают симпатии чеченским
боевикам, проводят акции памяти Масхадова. И потом удивляются, отчего вдруг
слово «правозащитник» превращается в ругательство.

Александр Шамшиев,
г. Калининград

В тему:

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 166